Сайт города Аша и Ашинского района
 
 

Пашкова Ирина Викторовна

Сборник произведений поэзии и прозы - Родник

назад в содержание

Кто я?

Странная странница,
Жизни страница.
Высью избранница
Вечной синицей.
Тропы исхожены,
Топью залиты.
Бытом изношена,
Братом забыта.
Чистую истину
В тине искала.
Верила истово:
В Слове - начало.
Нервно, нечаянно
Рвались рубахи.
Сердце отчаянно
Сжалось на плахе.
От дальнего – больно,
Ближним – чужая,
Немая невольно.
Кто я такая?

* * * * *

Одинец

Он один и горька его доля,
И нелегок, тернист его путь.
Чтобы выжить нужна ему воля
И нельзя на минуту вздохнуть.

Быть вдвоем или лучше же в стае
Много легче, но сладости нет
В той победе, когда побеждая,
Возрождаешься снова ты в свет.

Он гордится, что эта победа
Только его и больше ничья.
Еще рад он, что слабым он не был,
Свою радость в душе утая́.

Нее поделится радостью этой.
А болью не станет, тем паче.
И жжет сердце тоска до рассвета,
Но не может жить он иначе.

Он для стаи всегда непонятен,
Не найти ему места средь них.
Всего пуще ему неприятен
Их раздел на своих и чужих.

Он боролся за общее дело,
Сердце вынуть готов из груди.
Но опять его вечным уделом
Шепот в спину: «Ты лучше уйди».

Он уйдет опять сильный и гордый,
Сам с собою один на один.
Он проглотит комок в горле горький.
Он опять сам себе господин.

Не зависим от чьих-то желаний.
И не ждать ему ласки ничьей…
…Будет много еще расставаний
еще горше в дороге твоей…

* * * * *

Анна Ахматова

Как свеча на ветру, ты горела:
Одинокая, тонкая, жаркая.
Но, как сердце твоё ни болело,
Ты не стала тогда парижанкою.

Бесприютная и гонимая,
Ты была от живущих отринута.
И любимыми не любимая,
Ну а многими просто покинута.

Что народ мой, что «власть имущие»,
Вы – любители тела распятого.
До сих пор вам самая лучшая
Ни умом, ни душой не понятная.

* * * * *

Сергею Есенину

Наш милый повеса, романтик Сережа,
Кто песни теперь нам привольные сложит?
Ты пел соловьем на просторах России
О том несказанном и нежном, и синем.

Себя самого ты вложил между строчек.
И песни твои нам отрады источник.
Как быстро душа улетела на волю
И вся растворилась в российском раздолье.

# # # # #

Как гибнут дети и Поэты?
За что разит Ночная Мгла?
За то, что стать частицей Света
Она никак бы не смогла.

* * * * *

О Лермонтове

Если Пушкин – Поэт дневной,
То у Времени есть Герой,
Тот для сумерек, он ночной,
Он для юности, он со мной,
Одинокий, печальный и злой,
Демонический и живой.

Он ранимый и гордый корнет,
Благородный романтик, брюнет
И любимый не всеми Поэт.
Кто устал от житейских бед,
Встретясь с ним только тет-а-тет,
В нем найдет и вопрос и ответ.

…на Кавказе…Мартынов…Дуэль…
Вечно юным остался Мишель…

# # # # #

«Царицу цариц» Тургенев любил.
Любовь и сильна и высока.
От первого взгляда до края хранил
То чувство к своей черноокой.

И их имена навечно слились.
Сквозь время склоняю колени.
Синоним душевной любви на всю жизнь –
Дуэт: Виардо и Тургенев.

# # # # #

Плач сердца поэт отдает на забаву.
Не надо считать его слишком неправым.
Поэта не судят общею мерой.
Поэту дана своя горькая вера.

* * * * *

О любви

Мы приходим в эту жизнь на время
И со многими встречаемся людьми.
Кто-то нас полюбит непременно,
А кого-то из людей полюбим мы.

Все любовью движется, везде
Есть её дыхание, присутствие.
Она подобна проникающей воде,
Иль воздуху, который мы не чувствуем.

Мы чувствуем отсутствие его,
Страдаем от недостатка влаги.
Так и любовь, в отсутствие своё
Оставит ненависть и передряги.

Любовь одна, но тысячи личин
Она способна принимать.
И, как солнце в тысяче росин,
Себя способна в ликах отражать.

Любовью будешь жив и сыт, и пьян.
И это не всегда любовь людская.
Есть высшая любовь, её изъян:
Не всем понять, что есть такая.

И не всегда любовь увидишь глазом.
Иное видится душой.
Порою в сердце раз за разом
Почувствуешь ты непокой.

Здесь много сказано, многое пустое.
Кому-то всё сплошная ерунда.
Но есть Любовь. И слово золотое
Прошу принять душою навсегда.

# # # # #

Я люблю тебя давно,
Не избавлюсь я никак.
Я веду себя смешно
И самой себе я - враг.

Я волнуюсь, как девчонка,
Если вижу тебя вдруг.
Я теряюсь, как спросонок,
Слышу только сердца стук.

Не могу слова связать,
Становлюсь совсем немой.
Как тебя мне удержать,
Чтоб хоть миг побыл со мной?

Я не знаю, что за рамки
Держат нас с тобою жёстко?
Станем, может, спозаранку
Мы искать с тобой свой остров?

Остров, где скрывать не надо
От себя и от людей
Свои чувства, что наградой
Нам даны судьбой своей.

* * * * *

Обмани

Обмани ты меня, обмани.
Позови ты меня, помани.
Хоть на миг уведи в страну грёз,
Чтоб не помнила больше я слёз.
Я всегда быть со мной не прошу.
Я от встречи до встречи дышу,
Вспоминая улыбку твою.
Хмель от встречи в себе я таю.
Я немного прошу у тебя:
Лишь позволь ты мне жить не скорбя
О тревожной любови моей.
Для тебя не замкну я дверей.
И ты можешь меня не любить,
Но не смей невниманьем губить.
Подари мне счастливые дни -
Обмани ты меня, обмани.

* * * * *

Другу

Я не хочу мешать Вам жить.
Я молча отойду в сторонку.
Не буду больше Вас любить,
А просто посмотрю вдогонку.
Я позабуду про любовь.
Давайте будем мы друзьями.
Лишь только видеть бы Вас вновь
И перекинуться словами.
Не бойтесь Вы, моя судьба
Не будет лишь от Вас зависеть.
Но только мимо проходя
Вы бросьте взгляд и улыбнитесь.

* * * * *

Миниатюры

# # # # #

Глаза в глаза – невидимые нити
И дружба робкая сердец.
Мы встретились, где книжная обитель,
Примерив поэтический венец.

# # # # #

Лишь воробьи сбиваются в стаи,
Орлы же в одиночестве парят.
И потому так высоко взлетают,
Что никто не тянет их назад.

# # # # #

Есть категория людей такая,
Коварней злейшего врага.
Цель: за друзей себя лишь выдавая,
Разор чужого очага.

# # # # #

Я не хочу как звери жить,
Как будто все друг другу волки.
«С волками жить по-волчьи выть?»
а много ль будет в этом толка?

# # # # #

Я понимаю хорошо
Всё ваше лицемерие.
Я улыбаюсь вам ещё,
Но вам уже не верю я.

# # # # #

Такие избитые фразы,
Что смысла уже не видать,
Я слышу вокруг раз за разом
И силюсь людей я понять:
Зачем за красивостью внешней
Вы прячете душу свою?
И вот потому я нездешней
Кажусь. И затем не пою.

# # # # #

Я не с вами. Я только рядом.
Лишь на краешке вашего круга.
Не коснусь рукой, только взглядом
Мы касаемся с вами друг друга.
Я в «Печорины» нашего времени

Не рвалась, отвергая судьбу.
Я стремилась, чтоб люди поверили
В бескорыстную дружбу мою.

# # # # #

Не жаль, что прожито, что пережито:
Рубила просеки, сбирала жито,
Томилась чаще в душе печаль.
Но было счастье. Вот и не жаль.

# # # # #

Мы торопимся, «время – деньги».
Мы спешим поскорей получить.
В суете прожигая время,
Не успевая попросту жить.

# # # # #

Уступаю дорогу и место.
Уступаю апрель декабрю.
Уступлю и престиж, и известность.
Лишь судьбы своей не уступлю!

# # # # #

На потеху я вам сочиняю.
Вы ведь думаете, это – слова.
А я куски из себя выдираю,
Не слова это, все я сама.
Интерес обывателя мелок:
Что там дальше, ну чем удивишь?
Будто только картины проделок,
Не взаправду от боли кричишь.

# # # # #

Ведь я живу! Ведь я жива!
Жизнь, как всегда во всём права.
Не шелестит пока трава
Печально-тихие слова.

# # # # #

Истосковалась, истомилась
Я, вспоминая встречи вновь.
Но неужели мне приснилась
Моя короткая любовь?
Ведь помню: было, было это,
О чем грущу в тиши ночной!
И встречи были до рассвета.
И ты был рядом, милый мой.
И были взгляды так лучисты!
И чувства были хороши!
Звенели чисто-серебристо
Бубенчики моей души.
Но все промчалось очень быстро,
Любовь исчезла от меня.
И угасает жизни искра,
И неуютно без огня.
Огня любви, огня сердечного,
Который душу согревал.
Казалось мне, что будет вечным он,
Но все напрасно: он пропал.
Не знаю: поздно или рано
Пришла ко мне моя любовь.
Уж нет ее, осталась рана
И стынущая в сердце кровь.

* * * * *

Сказка о холоде

Я любила кусок льда.
Он в руках растаял.
Смущена была тогда
Я, не понимая:
Как он разум мне затмил,
Скользкий и холодный?
Но был дорог мне и мил
И, к тому ж, свободный.
Я смотрела на него:
Радовалась, млела.
И случилось волшебство –
Я вдруг побелела.
Послан был, наверно, он
Королевой Снежной.
Я волшебный снежный ком
Полюбила нежно.
Он тепло моё забрал,
В воду превратился.
Как Снегурка от огня
В небо испарился.
С ним исчезла и мечта.
Часть души пропала.
Та теперь я, иль не та?
Что со мною стало?
Я – живая или нет?
Что-то всё ж случилось.
Даст ли кто-нибудь ответ:
В лёд я превратилась?

# # # # #

Зачем живу я на Земле?
Всю жизнь найти ответ пытаясь
То на свету я, то во мгле,
То падаю, то ошибаюсь.
Быть может, видеть солнца свет?
Услышать трели на рассвете?
В жару желать потрогать снег,
Зимой мечтать о знойном лете?
Все в этой жизни испытать:
И ночь любви, и боль утраты?
Творить добро и вдруг понять:
И я во многом виновата?
В том виновата, что вокруг
Не добавляю счастья людям.
Я это вижу, боль – мой друг.
И разум мой на радость скуден.
А жизнь? Она дана затем,
Чтобы извлечь ее уроки.
Чтоб не исчезнуть нам совсем,
Вернуть свои Первоистоки.

# # # # #

Весною хочется мне жить,
Хочу я выглядеть моложе,
И пусть мне смерть не победить,
Я верю в будущее все же!
Я жду весенний солнца луч,
Он оптимизмом заражает.
Пускай разгонит стаи туч!
И пусть тоска не возражает!
Открою настежь я окно
Перед Христовым Воскресеньем:
Дыханье жизни, вот оно!
Мое с природой возрожденье!

# # # # #

Я восстану, как Феникс, из пепла.
Пусть сгоревшее снова живет!
Возродится, пройдя через пекло;
Пусть душа снова песни поет!
Пусть печальные и серьезные,
Будет главным не это уже;
А то главное, что невозможное
Сможет чудо возникнуть в душе.
И с надеждою хочется ладить,
И любовь к людям снова найти,
И подонкам уже не изгадить
Верстовые столбы на пути.
Я, конечно, серьезнее стала,
Не верну уже прежние сны;
Но я чувствую: это начало
Моего Возрожденья, Весны.

# # # # #

Себя я равной посчитала
(Праматерью была Лилит?)
А Ева мачехой мне стала.
И кто в обратном убедит?
Я создана в ее обличье
И я должна покорной быть.
Мужчине суждено величье,
Но где Мужчину раздобыть?
Не сотворить его руками,
Ведь я – песчинка, а не Бог.
Своими занята стихами,
А кто бы рядом жить помог?
И в силу этой вот причины
Я не могу чудно́ творить.
Как Еве, тенью лишь мужчины
Мне нужно мучиться и жить.

* * * * *

Мать-и-мачеха

На пригорках нет зимы,
Снег сошел практически.
От достатка до сумы
Шаг - гипотетически.
А наполнить свой карман
Силёнок нужно много.
Чтоб оправиться от ран, -
Ох, долгая дорога.
Пусть помогут цветики,
Красота неброская.
Солнышка портретики
По буграм набросаны.
Пусть не хватит золота
Для разных дивных штук –
Сердце снова молодо,
Ведь солнышко вокруг
Бросило монеты нам,
Богатства не тая.
И цветиком задетая,
Душой богата я!

* * * * *

Черная песня

Поманил – растаяла, сердцем обречённая.
Оттолкнул – ужалила болью наречённая.
Змейкой чёрной маленькой в сердце ты вползла
И тогда ужалила - меня не берегла.
Что ж ты за кудесница, как тебя назвать?
Видишь: в небо лестница, а на лбу – печать?
И на эту лестницу я уже взошла.
Вот уже простилась я с тем, что берегла.
А спуститься наземь мне достанет сил?
Помощь не предложит Тот, кто приходил.
Холоден и скользок, как в груди змея.
Под ногой качается чёрная земля.
Змейка всё сжимает, холодно в груди.
Кто же ты такая, что не обойти?
Чёрно в мире этом, всё черно в глазах.
Маюсь до рассвета, все – «увы» и «ах».
Долго плачет небо, не жалея слёз.
Может, он и не был, Тот, кто боль принёс?
Может, мне приснилась ласка его рук?
И от сна умылась холодом разлук?
Но отколь не званная веет холод мне?
Не была желанная, но была в огне.
Как же так случилось, что сиянье льда
Спутала я с силой жаркого огня?
За внешней теплотой – холод в глубине.
Быть тебе свободным, мне – гореть в огне.
Вот он догорает. И внутри – зола.
В пустоту вползает чёрная змея.
Лучшее сгорело, в небо унеслось.
То, что уцелело, болью назвалось.
Тот, кого ждала я, холод подарил.
Нелюбовью чёрной, не сжалясь, заразил.
Холод будет тешить, радовать меня.
И не жду уж больше ничьего огня.

* * * * *

Прощальное

Ты не нашел и полчаса,
Чтоб объяснить мои ошибки,
Чтоб, глядя прямо мне в глаза,
Сказать о тщетности попытки.

Ну как могла не полюбить!
Красив ты в суетности грешной…
Не все тоски отраву пить -
Не буду долго безутешной.

Не буду слезно умолять.
Не побегу к тебе, рыдая.
И, если суждено страдать,
То я страданья принимаю.

Я веру снова приняла,
Что далеко не все пропало,
Что я еще не умерла,
А только опытнее стала.

Я утешение найду
В глазах цветов, в улыбке дочки.
В луга звенящие пойду.
Найду я творчества источник!

Пусть светит мне моя звезда!
Пусть будет далеко до края!
А слово грусти «никогда»
К себе в друзья не принимаю.

А ты свободою дыши.
Тебя, как птицу, отпускаю.
Ступай по жизни и греши,
О том назавтра забывая.

* * * * *

Вредные сны

Какие же сны эти вредные!
Опять мне тебя принесли
И сердце ветшалое, бедное
Огнём нестерпимым зажгли.
И всё всколыхнулось по-старому,
Я вспомнила муку и боль.
А было покойно и радостно,
Я будто забыла любовь.
Зачем ты во снах мне являешься?
Зачем нарушаешь покой?
Ведь ты уже так отдаляешься,
Ни взгляда, ни взмаха рукой.
Тебя в «Далеке́» твоём суетном
Давно окружает семья.
Давно ты сказал: «Ни к чему это…», -
Когда уплывает земля,
Когда всё обычное рушится,
Когда пред глазами всё Тот,
Кого я вплетаю, как в кружево,
В рифмованный мой Анекдот.
Я будто считала потерянным
Души моей пламенный жар.
И жизнь я считала размеренной,
Но вот он опять, мой пожар.
И вновь полыхают зарницы.
Во мне и в природе гроза.
И вновь испишу я страницы.
И снова бессонны глаза.

# # # # #

Не боюсь ни славы, ни золота.
Я – хорошая? Пусть будет так!
Или громче набатного молота
Прогремит, что на мне – колпак.
Шутовско́й, для веселия и́мущих,
Для фиглярства в угоду толпе.
Ну а я просто стала средь и́щущих
Ту звезду, не фонарь на столбе.
Или скажут, что будто зазналась:
«Деньги верно лопатой гребёт».
На поверку же вдруг оказалось:
Хлеб без масла мне часто идёт.
Или скажут, что нищая стала.
Я – не то и не это, поверь.
Просто в жизни я очень устала
Закрывать перед счастием дверь.
А распахивала двери я настежь,
Пропускала я боль и беду.
Что ж, туман слёзный, глаз ты мне застишь?
Как дорогу свою я найду?
Ведь недолго же так оступиться
Под хихиканье злобных людей.
И кому тогда сможет проститься,
Что запуталась я средь затей?!
Так затейливо, будто по-книжному,
Иль тропинкой лесной завито́й;
Видно так уж угодно Всевышнему.
Что дороги не дал мне прямой.

# # # # #

Как из рога изобилий
Сыплю я слова любви.
Не хватает нам идиллий,
Серы будничные дни.
Важен нам лишь хлеб насущный,
Разных дел круговорот.
И безденежье нас душит.
Ну а жизнь? Она идет.
Исполняем прихоть тела,
Но что-то нужно для души.
Чтоб не только было дело,
Но и чувствовать спеши.
Не заметишь ты ромашки.
Не услышишь птичью трель,
Обнаружишь так промашку,
Когда встанет карусель.
Горько будет обнаружить,
Что в суете вся жизнь прошла.
Надо замкнутость нарушить.
Чтобы жалость не взяла.

* * * * *

«Любовная лодка разбилась о быт»
В.В. Маяковский

Прошла пора стихосложенья…
Девы юной все стремленья
В стихах уже отражены.
Какие мысли у жены?
Хозяйство, быт, семья, работа -
Суета и лишь заботы.
И часа нет, чтоб отдохнуть
И в тихий омут заглянуть
Души, была где глубина.
Лишь тина там теперь одна.
Засасывает душу быт.
И неужели победит?

* * * * *

Маме

Когда сама я мамой стала,
Я поняла твою тревогу
И почему, хотя устала,
Опять пускаешься в дорогу.
Стремишься навестить ты сына,
Помочь решить проблемы дочки.
И так сначала и доныне
Твои бессонны часто ночки.
Неважно, сколько лет нам стало
И, что у нас свои уж дети.
О нас волнуешься ты, мама,
И любишь больше всех на свете.
Твою любовь, твою тревогу
Я приняла, как эстафету,
Волнуясь так же на пороге,
Детей пуская в жизнь и к свету.
Вот дети старше и взрослее,
И жизнь проблем все больше множит,
Но тем понятней и роднее,
Ты мне становишься дороже.
Тебе я благодарна очень,
Что трудно выразить словами.
За беспокойство каждой ночи
Скажу спасибо тебе, мама
Нет уж кос пушистых у меня
И сама я стала строже,
Нет того душевного огня
Той Меня, когда была моложе.
Я была наивна и светла,
Было нежности сверх меры,
День я с радостью встречать могла
И имела в Человека веру.
Не хочу стареть, но старческая мудрость
Камнем тяжким давит плечи мне.
Ждать ли мне с Тобою обоюдность
Или одной гореть мне в Адовом огне.

* * * * *

Сплетникам

Я - грешница. Я это знаю.
Но не могу я не грешить.
Ведь я - лишь женщина земная
И без греха мне не прожить.
На мне есть тоже первородный грех,
Хоть помыслы мои чисты
В жизни нашей множество помех
И надо наводить мосты.
Всю жизнь нас дьявол искушает.
Нам как по лезвию идти.
Шаг влево, вправо - ты за краем.
Попробуй грех так обойти.
И кто посмеет бросить камень?
Неужто есть меня святей?
Ведь каждый собственными руками
Путь строит до последний дней.
Я перед Господом отвечу
За все дела мои, грехи:
Кого, когда и где привечу
И посвящу кому стихи.
И вы судить меня не смейте!
Вам горестей моих не знать.
Прошу лишь вас: ну вы сумейте
Хоть что-нибудь во мне понять.

# # # # #

Я, как Лермонтов, поэт печали.
Не пою о местных я лесах.
И, хотя красоты замечаю,
Не поется мне о чудесах.

Можно видеть и багрец закатов,
И восхода брызги золотые.
Но говорить об этом как, когда ты
За всем узришь реальности иные?

О глобальности проблем сказать не смею -
Не хватает мне ни слов, ни вдохновенья.
Вижу смутно я грядущее, немею.
А сказать ли? Гложут все сомненья.

Крохотный пример: вот дерево спилили.
Много лет оно росло и радовало глаз.
Нет его, других не посадили.
Объяснять последствия для вас?..

Так во всем везде копаем себе яму.
К гибели идем все радостней, быстрей.
Губим в безмятежности мы планету-маму.
И проклятье падает на ее детей.

Может быть таланта во мне мало?
Но не тешу я себя мечтой о славе.
Может, зря стихи я сочиняла?
Говорить, кричать или молчать я вправе?

назад в содержание

Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий.
Ваше имя: (3-40 символов)
   проверочный код:    

Алюминиевые главокно алюминиевые двери.

Пряжа в Симе, большой выбор. Ул. Революции д.7 (здание где сбербанк и магнит)
 



 


Сайт города Аша и Ашинского района(Аша, Сим, Миньяр, Кропачёво)
Яндекс.Метрика